Научно-популярный сайт об искусстве и творчестве с позиций идей Живой Этики

Священный меч звука. Музыкальное искусство как фактор эволюции сознания | Живая этика и искусство - Part 4


Священный меч звука. Музыкальное искусство как фактор эволюции сознания

В главе под названием «Духовное пение старой Руси» автор исследования А.Андреев рассказывает о тайном музыкальном языке ходоков-скоморохов [1]. Их называли мазыки, иначе – музыки или офени. Сам язык назывался, соответственно, «феня», что значит «свет, маяк». В основе культуры офеней лежали скрытые, «невидимые <…> законы развития русского духа» [1, с. 11]. Первое требование прикладной психологии офеней – быть искренним. Музыка требовала полнейшей чистоты, самоотдачи, забвения себя и отрешенности от случайного (как и при знаменном пении!), музыка была для офеней высшим Словом, Посланием, поэтому игра для них была священна, даже божественна. Мазыки были уверены, что мыслено древо человека очищается и формируется с помощью музыки. В Савинском районе Ивановской области, в Шуйском уезде, жили люди, владевшие обрядовой жреческой техникой, наследуя традиции культов плодородия. Надо всячески поддерживать жизнь на Земле, считали мазыки.
Русь была для них «Миром Тропы», иначе – «пространством сознания», а путь – дорога – стала образом жизни. Интересно, что, согласно традиции, офени считали 6-й день недели днем огненных обрядов, или агнцем. А 7-й день назывался гост, или день внутренней тишины, недеяния. Для чего же нужна была тишина? «А чтобы не прослушать Бога», – отвечали офени [1, с. 30].
Кроме того, «духовное пение, – пишет А.Андреев, – очевидно, создавалось как обрядовая работа для выявления нечистоты сознания, наличия в нем помех и их вычищения». Поскольку тело офени называли «створожившимся сознанием», то они сделали вывод, что «звук издается не голосом или веществом, а сознанием». При этом «можно заставить звучать любое сознание, используя для этого легкие» [1, с. 46]. Звучание голоса, переданное через определенные части тела, обретает дополнительное измерение и становится сакральным, воздействуя на человека особенным образом. Когда звуки доходят до сердца, «пространство вспыхивает и плывет», а звук, проходящий сквозь солнечное сплетение, может сделать человека невидимым [1, с. 55].
Таким образом, эта практика создания произведений, имеющих звуко-голографическую форму и воспринимаемых как серия живых картин, приподнимает завесу над древним искусством русских сказителей, соединявших музыку и речь. Подобное «сказывание», проникающее в тайники сердца и сознания, наполняется для каждого слушателя собственным смыслом и способствует изменению его внутреннего мира. Так проявляет себя древняя вокальная практика «возжжения сердца».

Pages: 1 2 3 4 5 6 7 8 9